В ПОИСКАХ ТОЧКИ РОСТА ДЛЯ ВНУТРЕННЕГО ТУРИЗМА

Подпишитесь на наш канал в Telegram
Подпишитесь на наш канал в Telegram

Пандемия выявила особенно ярко некоторую особенность гостиниц, хостелов, санаториев и других аналогичных средств проживания: там живут люди. Только не смейтесь. Мало того, чтоб быть убедительной, я продолжу доказывать, что там живут. Например, многие московские гостиницы на период пандемии стали местом жительства врачей. Некоторые отели становились обсерваторами, где тоже проживали длительное время. Акцентирую внимание на этих случаях, потому что это длительные сроки проживания, с которыми, возможно, некоторые отели ранее и не сталкивались, потому что срок проживания в период пандемии иногда достигал двух месяцев.

Те, кто давно в теме, знают, что вопрос «А что люди в гостиницах делают?» совсем не праздный. А экономический и очень часто политический.

Поговорим про экономическую составляющую. Начнем с того, что все гостиницы находятся в нежилом фонде.  И это настолько привычно, что в нежилом фонде живут люди, что даже не режет никому глаз. А еще это очень выгодно с точки зрения начисления тарифов ресурсоснабжающих организаций. Потому что всем известно, что тарифы на воду, газ, свет, тепло для любого коммерческого предприятия выше в разы, чем тарифы для населения в жилых домах. Поэтому и выгодно заявлять, что гостиница – это нежилое помещение, и сразу вслед за этим добавлять повышенные тарифы.

С официальных экранов мы постоянно слышим, что «возможен второй приход пандемии». Ко второму приходу надо готовиться, в том числе пересмотрев роль гостиниц в жизни любого города. Она более значимая, и гостиница нужна не только для развития туризма, потому что здание с готовыми комнатами для длительного проживания людей изолированно очень помогает при пандемиях. Возможно, прими власти Санкт-Петербурга такой подход, вместо сооружения госпиталя в Ленэкспо, скорость создания коечного фонда для заболевших была бы выше, чем сейчас, когда недостаток кроватного фонда в больницах тормозит выход города из пандемии.

С тех же официальных экранов мы слышим: «необходимо развивать внутренний туризм», и тут же дальше говорят: «ой, как всё дорого!».  Стоимость номера состоит из ФОТ, стоимости воды и света, оборудования номера, налогов, комиссии агрегаторам и прибыли собственнику бизнеса. Прибыль составляет от 5 до 8 %, а с учетом частого и резкого падения рубля зачастую делает инвестиции в гостиничный сектор невыгодными. Значит, ресурс для повышения качества оказываемых услуг и возможность снижения цены за номер надо искать в расходах, т.е. и в тарифах ЖКХ в том числе.  Найдем ресурс – найдем точку роста для внутреннего туризма.

Понимая, насколько сильны оппоненты – ресурсоснабжающие организации, как они берегут свое привилегированное положение, я тем не менее предлагаю переосмыслить тарифы, сделав тарифную сетку более разнообразной с точки зрения государственного интереса в развитии той или иной отрасли экономики. Потому что завышенные тарифы, большинство из которых установлено государственными унитарными предприятиями, по своей сути есть дополнительные косвенные налоги. И резерв для их сокращения точно есть, потому что это одна из самых коррупционных отраслей экономики.

Это авторский материал. Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Об авторе

Буйлова Тамара Александровна, вице-президент по связям с общественностью Ассоциации малых гостиниц Санкт-Петербурга

e39D5s6Tsf8.jpg


Поделиться публикацией
Смотрите также
РОСТУРИЗМ ПОМОЖЕТ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ КЕМПИНГОВ И ГЛЭМПИНГОВ
СЕКТОР ГОСТЕПРИИМСТВА И COVID-19
SABRE ОБЪЯВИЛ О СТРАТЕГИИ ДЕЙСТВИЙ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ КОМПАНИИ
Подписаться на еженедельную рассылку Hotelier.Pro
Комментарии