Menu

Яков Адамов / Marriott International: Отельный бизнес в Москве и Санкт-Петербурге. Иностранный турпоток и визовые ограничения. Хоккей vs футбол. Правила командной игры. Эксклюзив

Яков Адамов / Marriott International: Визовый режим всегда был препятствием для достаточно дорогого, интересного MICE-сегмента из Европы, и он остается таковым. Никто не будет выезжать из Европы и, соответственно, делать MICE в России из-за того, что есть визовые ограничения. Яков Адамов / Marriott International: Визовый режим всегда был препятствием для достаточно дорогого, интересного MICE-сегмента из Европы, и он остается таковым. Никто не будет выезжать из Европы и, соответственно, делать MICE в России из-за того, что есть визовые ограничения.

Москва и Санкт-Петербург – два основных полюса гостиничной и туристической жизни нашей страны. О специфике отельного бизнеса в двух столицах, трендах, сезонности, турпотоке, проблеме привлечения зарубежных гостей, Чемпионате мира по хоккею и саморазвитии в команде, в эксклюзивном интервью Hotelier.PRO рассказал коммерческий директор группы отелей Marriott в Санкт-Петербурге Яков Адамов.


Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: В чем базовые различия между Санкт-Петербургом и Москвой – по гостевому потоку, ценам, сезонности?

Яков Адамов/ Marriott International: Кардинальное отличие Питера от Москвы – это сезонность. Если в Москве лето – это низкий сезон, сентябрь – вход в бизнес-сезон, дальше все идет по нарастающей, за исключением, наверное, новогодних праздников. С февраля по апрель продолжается высокий сезон.

Майские праздники – это "передвижка", на это время в Москве не очень много локального спроса у российских туристов. Вторая половина мая – очень высокий сезон. Июнь – завершение высокого сезона, дальше в июле все уходит в низкий сезон.

В Петербурге же супервысокий сезон – с мая по сентябрь включительно, это, в первую очередь, туристический сезон. Плюс – в него в июне входит Петербургский международный экономический форум. Дата его проведения определена руководством страны, хотя логичнее было поставить его куда-нибудь в средний сезон, если есть желание помочь городу – больше налогов принести государству, больше заработать. Этим мероприятием нужно расширять высокий сезон, а не ставить его в самый пик. 

И с середины октября по конец марта – низкий сезон, с самым низким пиком в декабре. В новогодние праздники становится. Потом – опять полная тишина – январь, февраль, март, когда каждый отель бьется за небольшой кусок бизнеса, который приходит в Петербург.

Надо понимать, что source market, источник бизнеса, в первую очередь, – это Москва.

То есть сезонность в Москве и Питере, по сути, зеркальна.

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Государство сейчас пытается развивать тему туристической дестинации. Но Москва всегда превалировала как бизнес-направление. Как с этим обстоит в Питере? Если Москву можно условно поделить 80 к 20 – бизнес и туристы, то какова структура гостевого потока в Санкт-Петербурге сейчас, и какая она в международном исполнении?

Яков Адамов/ Marriott International: Структура отличается по сезонам. Бизнес в Питере не такой, как в Москве, он несколько слабее. Бизнес-путешественники будут различаться – у меня, и в отеле "Астория" или, например, в Four Seasons. Но, тем не менее, это путешественники, среди которых превалируют русские. В отелях в центре бывают и иностранные бизнес-туристы, но их очень мало – менее 20%. 

При этом в течение всего года с разной интенсивностью приезжают туристы разных национальностей. Зимой это европейцы, американцы, часто есть небольшие группки, очень интересные для отельеров. Летом – это туризм, практически на 100%, ad hoc группы. 

Сейчас в огромном количестве едет Китай, Тайвань, Гонконг, Иран. По большому счету, в прошлом и этом году в Санкт-Петербурге спрос превышает предложение. Очень много приходит сейчас запросов от тех, кто законтрактировались в прошлом году. Тех, кто приходит сейчас уже буквально посадить некуда. Доля того количества бизнеса в деньгах, который стоит в очереди, наверное, двух-трехкратно превышает долю тех, кто уже "сидит".

Соответственно, туроператорами поднимается много чартеров – это огромное количество иностранных туристов. Что касается российского спроса – как такового усиления я не вижу, по крайней мере, в сегменте, в котором мы находимся.

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Иран, Индия – почему именно эти страны сейчас показывают рост? И второй вопрос – что в плане их платежеспособности? Заменяют ли они потерянных европейцев, американцев? Есть ли у них какие-то предпочтения?

Яков Адамов/ Marriott International: Я пока знакомлюсь с предпочтениями тех или иных туристов из разных стран. Но уже видно, что этот спрос платежеспособный. Да, есть свои предпочтения у туристов разных национальностей. У туристов из Индии, например, очень много предпочтений, связанных с кухней. Но, тем не менее, иностранные туристы предпочитают, особенно из Ирана, селиться в сетевых отелях. Наверное, это связано с тем, что туроператорам проще, когда они составляют тур, поставить туда брендовый отель, это будет продаваться намного лучше.

Российского группового туризма нет, потому что им это не нужно, они едут индивидуально. Русские с трудом могут себе позволить цены, которые остаются после того, как садятся цепочки. Российских турцепочек, наверное, не существует. Во всяком случае, я пока ни одной не заметил.

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Почему иностранные группы едут в Санкт-Петербург?

Яков Адамов/ Marriott International: Спрос сильный – он превышает, наверное, даже спрос на Москву. Если говорить, например, про Иран – им не интересно смотреть на советскую историю, которой в Москве много. Им интересна старая Европа, имперские города, им интересен, соответственно, Санкт-Петербург, XVII-XVIII века, дворцы. Соответственно компонуются туры – Петербург, из которого потом они едут в Европу, или только Петербург. Есть и туры Петербург – Москва, при этом, большую часть времени они живут в Петербурге. 

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: А что по поводу Индии?

Яков Адамов/ Marriott International: Индия тоже не хочет смотреть на большие города. Москва – это мегаполис, и он им не очень интересен. По крайней мере, так сейчас я понимаю этот спрос. Вот японцы всегда смотрели с интересом и Москву, и Петербург. Это уже зависит каких-то культурно-исторических предпосылок. 

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Чем вызван такой рост туристов из Ирана, Индии – слабостью рубля или тем, что государство активно продвигает дестинации за рубежом?

Яков Адамов/ Marriott International: Я вижу два основных фактора – это слабость рубля и ослабление двустороннего визового режима для этих стран.

Визовый режим всегда был препятствием для достаточно дорогого, интересного MICE-сегмента из Европы, и он остается таковым. Никто не будет выезжать из Европы и, соответственно, делать MICE в России из-за того, что есть визовые ограничения. 

Что касается маркетинга дестинаций, которым государство, как говорят, занимается – я не вижу реального продвижения и не слышу, чтобы кто-то из туроператоров об этом говорил. Я вижу, что туроператоры сами этим занимались и продолжают заниматься.

Государству достаточно на уровне МИДа просто ослабить визовый режим. Я думаю, на безопасности это абсолютно никак не скажется, тут больше политики, на самом деле. Посмотрите на пример Грузии, Азербайджана, которые ввели послабления для всех европейских стран, электронные визы. Та же Армения – из наших ближайших республик. Они все делают это и получают колоссальный эффект. 

Израиль – хороший пример в отношении России. После отмены виз поток увеличился примерно на 40% – как организованных туристов, так и индивидуалов. При этом с безопасностью в Израиле хуже не стало. Это вообще разные вопросы.

Я не специалист, но у меня такое ощущение, что строгость визового режима и безопасность не сильно пересекаются. Безопасность может быть организована и при упрощенных визах. 

Наша российская виза в Европе стоит очень дорого и долго делается. На этом, я так полагаю, МИД зарабатывает очень большие деньги, и они не хотят их отменять именно поэтому. Это мое предположение.

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Если посмотреть на среднесрочную перспективу с турпотоками по Санкт-Петербургу, что нас ждет в этом году, и в ближайшие 2-3 года? Что изменится, будут ли какие-то радикальные перемены? 

Яков Адамов/ Marriott International: Не могу сказать, что я большой эксперт по Санкт-Петербург, но я вижу, что уже сложилась очень интересная дестинация. Она понятна не только для российского, но и для иностранного туриста. Я бы сказал, что это самая развитая дестинация в Российской Федерации, с точки зрения продукта для туристов. Уже понятно, что этот год будет хорошим. Он будет, наверное, продолжением 2014 года, который начал подниматься после огромного спада 2013 года.

Любые политические глобальные потрясения, связанные с войнами, очень сильно влияют на наш рынок. Но сейчас он понемногу начинает восстанавливаться. 

Следующий, 2017 год – это, в том числе, Кубок конфедераций, подготовка к чемпионату мира по футболу. Это не станет ключевым фактором, но усилит год. 

Мы не можем прогнозировать политические риски, но если ничего не произойдет, то 2017 год должен быть еще лучше. Или, как минимум, таким же, как нынешний. Посмотрим, как пройдет 2018 год, когда будет Чемпионат мира по футболу. Главное, чтобы он не позиционировался и не продавался, как чемпионат мира по хоккею.

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Да, отельеры очень пессимистично смотрят на чемпионат по хоккею. Влияет ли этот чемпионат мира на гостиничную индустрию Санкт-Петербурга?

Яков Адамов/ Marriott International: Тсобытия, а это событийный туризм, должны позитивно влиять на любую дестинацию. Сейчас осталось меньше месяца до начала чемпионата – и я не вижу серьезного влияния. Что делать? 

Наверное, нужно отдавать организацию подобных мероприятий профессионалам. Это большая работа по подготовке, которая начинается за год, как минимум – как только заканчивается предыдущий чемпионат мира по хоккею, а он проводится каждый год.

Это и лоббирование того, чтобы Федерации хоккея привезли сильные составы, а не вторые-третьи команды, это и покупка каких-то медийных площадей в странах, где интересуются хоккеем и могут приехать. Это и проведение пресс-туров – я, кстати, пока не видел ни одного, хотя, может быть, они и проходили. Это и ценовая политика, и организационная часть, и так далее.

Что касается Чемпионата мира по хоккею, я не вижу его позитивного влияния на рынок майских праздников. Они продаются так же, как и в прошлом году. По идее, за два месяца должны были быть бронирования от иностранных туристов, небольших групп, но их не было.

Сейчас мы видим, что что-то изменилось – неделю назад появились промо-акции на различных порталах по продаже билетов – можно купить билет за 300 рублей на групповой этап. Раньше цены были заоблачные, и все продавалось пакетом: 4 матча за 10 000 рублей.

Может быть, это сейчас повлияет в позитивную сторону, и кто-то из россиян купит билеты, приедет из Казани, Москвы, других регионов, забронирует отель. И мы увидим спрос в последний момент – начиная с 6 мая и далее. 

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Поговорим про внутригостиничную специфику. Работа с командой, менеджмент, кадры – петербургские, московские – есть ли разница в ценнике, компетенции, отношении к жизни? Или, все-таки, сетевые истории уравнивают всех под свой уровень? 

Яков Адамов/ Marriott International: О том, какие люди работают в Петербурге, мне еще рано говорить, вернемся к этому вопросу через год. Я могу смотреть только по команде и по коллегам, с которыми я виделся. Динамика рынка чуть медленнее, а зимой она вообще очень медленная. Однако сильной разницы вокруг себя я не заметил. Может быть это потому, что я такой энергичный и вокруг меня все крутится: иногда даже 24 часов иногда не хватает, чтобы все дела сделать. 

Что касается ценника на кадры – в Питере он ниже, чем в Москве. Зависит, конечно, от разных факторов, но в целом процентов на 30. Я имею в виду уровень оклада.

В остальном – наверное, да, многое сглаживает сетевая структура, хотя у меня практически новая команда, и несколько людей пришли не из сетевого бизнеса и даже не из отельного. Это отличные сейлзы, отличная команда!

Мне кажется, что работа сотрудников во многом зависит от управленца. Я, например, из старой команды оставил практически всех, с внутренними перестановками и корректировкой структуры, и все отлично работает.

Вячеслав Сапожников / Hotelier.PRO: Не секрет, что у нас много управленцев из российских сетей которые прыгают с места на место, не оставляя после себя, по большому счету, ничего. Это специфика российская – продать себя, а потом продать себя еще и еще. Вот эта политика лидерской ответственности, самосознания, роста – как у вас с этим?

Яков Адамов/ Marriott International: Все зависит от конкретных людей, даже в сетях. У меня нет никакого сомнения в том, что единственное правильное мерило успешности для любого менеджера – это успешность его команды.

Любой менеджер должен, в первую очередь, праздновать успехи своей команды, а не свои личные. Ты можешь как личность, что называется, рыть землю, быть классным, самым лучшим в стране и даже в мире, но ты не добьешься и десятой части того, чего может добиться команда единомышленников. 

Поэтому я стараюсь развивать людей, вкладываться в них – обучать, мотивировать. Стараюсь брать людей, которые потенциально сильнее меня. Этим я сделаю наибольший вклад в компанию.

Моя задача сделать так, чтобы люди в моей компании стали успешными, принесли еще больше пользы – компании, рынку – и получили тем самым больше пользы для себя. Я не стараюсь судить то, что происходит вокруг, это пустая трата времени. Нужно, в первую очередь, заниматься развитием, изменением себя. Это самое важное. И тогда успех придет: рано или поздно.


Чтобы всегда оставаться в курсе новостей и событий гостиничной индустрии, а также следить за обновлениями на Hotelier.PRO – подпишитесь на еженедельную рассылку. Это бесплатно.

Материалы, близкие по теме

СПЕЦИАЛЬНОЕ ВИДЕО В ТЕМУ:

Наверх