Menu

Дмитрий Сельков / ID Hostel: Хостельные войны – история вопроса. Туристы vs местные жители. О разных поколениях хостельеров. Запрещать или регулировать. Эксклюзив

Дмитрий Сельков / ID Hostel: Хостельные войны – история вопроса. Туристы vs местные жители. О разных поколениях хостельеров. Запрещать или регулировать.

Обсуждения судьбы хостелов и мини-отелей, расположенных в жилых домах, входит в новую фазу. На парламентских слушаниях в Госдуме была провозглашена полная поддержка законопроекту, подразумевающему запрет на гостиничную деятельность на территории жилых домов. Об истории вопроса, аргументах депутатов, чиновников и хостельеров в эксклюзивном интервью Hotelier.PRO рассказал участник слушаний владелец и основатель сети хостелов премиум-класса ID Hostel Дмитрий Сельков.


Андрей Рябов / Hotelier.PRO: Мы поговорим о теме, которая, наверное, не может не трогать всех российских хостельеров, так называемый, законопроект "О хостелах", который обсуждается с сентября прошлого года. По итогам парламентских слушаний, насколько я понимаю, взят курс на запрещение хостелов в жилых домах. Объясните, пожалуйста, суть вопроса: аргументы законодателей и хостельеров.

Дмитрий Сельков / ID Hostel: На самом деле, история началась несколько лет назад, когда во многом благодаря рынку хостелов начал развиваться экономичный туризм. Первыми на рост такого спрос отреагировали Москва и Питер. Понятно, что есть отели 3,4,5-звездочные, но особенно с приходом экономичных туристов иностранцев этот формат начали перенимать жители России и СНГ. На спрос у рынка всегда появляется предложение, и чем больше было предложение, тем больше становилось хостелов. Это касается и Москвы, и Питера, и региональных центров. Однако на тот момент площадей для экономичного проживания в городах не было, и на данный момент до сих пор нет, то единственный ресурс, которым могли воспользоваться хостельеры – это жилой фонд

Санкт-Петербург вообще на 90% состоит из жилого фонда – это в основном расселенные коммунальные квартиры. Отелей, кстати, тоже немало размещено в жилом фонде. В Москве немного другая ситуация, но процент размещения в жилом фонде тоже велик.

Когда мы говорим о жилом фонде, мы говорим о квартире, которая далеко не всегда имеет отдельный вход, особенно если она находится не на первом этаже. Появление хостела – это всегда увеличение трафика, потока туристов. Ситуация это глобальная.

Развитие туризма, что внутреннего, что внешнего, находится концептуально в противоречии с интересами коренного жителя центра города, в котором этот туризм развивается. Да, развитие туризма выгодно городу, кафе, ресторанам, музеям, в целом местному бизнеса. Но что происходит у меня, если я житель тихого переулка в районе Арбата. Максимум, что я мог слышать, это Окуджаву, который играл в соседнем дворе. И тут появляются толпы туристов, щелкают фотоаппаратами, шумят. Конечно, меня это как местного жителя, мягко говоря, не устраивает.

Если еще по соседству появляется хостел, и туда-сюда начинают ходить туристы, это еще сильнее ломает привычный уклад. Не будем забывать, что хостелы начинались как микробизнес, самозанятность и далеко не всегда хостельеру просто приходила в голову мысль как-то организовать работу хостела, чтобы не вступать в противоречие с местными жителями. И житель идёт жаловаться – в ближайшее место, которое ему доступно, это префектура, муниципалитет, свой депутат, прокуратура, словом пытается каким-то образом решить свою проблему. Его проблема – нарушение покоя, и это совершенно логично.

Соответственно, все депутатские инициативы на сей счет появились не в сентябре 2015 года, а несколькими годами раньше. Один из депутатов, который сейчас входит в состав инициаторов так называемого законопроекта "О хостелах", вносил аналогичный законопроект пару лет назад, но тогда его отклонили.

Напомним, что редакция Hotelier.PRO проводит круглый стол в прямом интернет-эфире на тему "Хостелы - быть или не быть? Российское законодательство и будущее малых средств размещения", который состоится 17.02.2016 в 16.00 по московскому времени. Участие бесплатно, регистрация - по ссылке: http://hotelier.pro/events/list/hostel

На самом деле, этот законопроект не только о хостелах как его стали называть, но он касается любых средств размещения, расположенных в жилых домах. Он предусматривает запрет на краткосрочный наём в любом его виде. Инициаторы законопроекта являются членами комитета по ЖКХ, то есть, если говорить утрировано, отвечает не за туризм, а зато как функционирует дом, чтобы коммуникации были в порядке, трубы не лопались и т.д. У них одна головная боль – это их жители, это износ лифтов, состояние подъездов и т.д. Они реагируют, может быть, не единственным, но самым привычным для органов власти способом реакции на незнакомые явления: запретить.

Я допускаю, что, не будучи специалистами в туризме, они не до конца понимают, что хостелы – это только реакция на спрос. Мэр Москвы Сергей Собянин недавно приводил интересную статистику: в 2014 году Москву посетило 16, 5 млн туристов, из них 5,5 млн остановились в отелях. Вопрос – где остановились остальные 11 млн туристов? В апартаментах, в хостелах, гостевых домах и других средствах размещения, большинство из которых расположено в жилом фонде.

Я сам коренной москвич и понимаю логику заботы о коренном населении, но 11 млн человек никуда не денутся и все равно будут где-то жить – в ночлежках, у бабушек, но никак не в 4-звездочной гостинице, им их доходы этого не позволят. Они могут и вообще не приехать, и это будет минусом для всей экономики.

Именно такое вот противоречие между логикой развития туризма и логикой местных жителей и является основой всего этого противостояния. Интересно, что профильные органы власти, отвечающие за развитие туризма, как раз ничего запрещать не собираются. Ведь гораздо лучше уставить правила игры, чем запретить все и вся.

Я был на парламентских слушаниях 9 февраля. Один из депутатов, инициаторов законопроекта, приводил аналогию с автомобилем. Вот посадили вы туда не 5 человек, а 6. Вас останавливает ГИБДД, а вы отвечаете, что автомобиль – ваша собственность и только вам решать, сколько там будет человек. Но ведь есть ПДД, и депутат в этом прав, собственник должен быть ограничен законом. Но давайте посмотрим дальше: вот изобрели автомобили, они поехали и столкнулись. И теперь мы должны решать, что делать: либо запретить автомобили как класс, либо установить правила дорожного движения.

Вот мы и говорим: давайте установим правила. Это хорошо понимают и в Министерстве культуры, к которому относятся вопросы развития туризма, и в Министерстве экономического развития, где четко видят, что не нефтью единой живет экономика. Именно туризм сейчас может стать одним из драйверов внутреннего роста. Государство – это не однородная структура, не стоит думать, что государство хочет запретить хостелы. У всех ветвей власти свои интересы и это нормально. Но пусть тогда депутаты и скажут на всю страну, что для них туризм – не приоритет, а главное – спокойствие местных жителей.

Если же мы все таки будем говорить, что туризм – один из приоритетов, то давайте решать, как минимизировать негативные эффекты для населения. Депутаты ссылаются на большое количество жалоб, но вот представьте, что у меня под окном дымят 8 труб ТЭЦ. И я буду жаловаться во все инстанции и требовать ТЭЦ закрыть. Но ведь если её закрыть – не будет тепла в домах. Тот же самый Московский НПЗ. Влияет он на экологию? Влияет! Но закрыть его нельзя по экономическим причинам.

С туризмом получается аналогичная картина. Ущерб от хостелов в жилых домах можно минимизировать, как-то регулировать их деятельность, но не запрещать. Однако об этом, почему-то не говорят. И тут в голову приходят мысли о приближающихся выборах в Госдуму, и начинаешь строить гипотезы: не в том ли все дело.

Андрей Рябов / Hotelier.PRO: Давайте посмотрим на проблему еще шире. Редакция Hotelier.PRO старается посмотреть на все точки зрения всех сторон. Позиция депутатов в целом понятна, а есть ли единство среди самих хостельеров? Не секрет, что сейчас довольно активно создаются хостелы премиум-класса, расположенные в нежилых помещениях. И, что греха таить, для них закрытие хостелов в жилых домах будет шансом на передел рынка.

Дмитрий Сельков / ID Hostel: Вы совершенно правы, есть несколько точек зрения внутри сообщества, оно тоже неоднородное, хотя гораздо меньше, чем государство. Для любого рынка характерны одни и те же процессы – это зарождение рынка, зрелость, и, в конечном итоге, его умирание. Сколько лет на это уйдет – 10, 100 или 1000 – зависит от индустрии.

Кто пришел на этот рынок первым? Самый молодой предпринимательский элемент, самый активный, наиболее склонный к экспериментам. Такие предприниматели чаще всего не обладают необходимыми ресурсами и потому не готовы рисковать всем. Им проще снять трехкомнатную квартиру и купить самые дешевые кровати из IKEA, а не заказывать на производстве, как это делаем мы. Мы пришли на этот рынок позже, мы уже понимаем его риски, и не видим причин экономить на качестве кроватей. Это первое.

И второй момент – рынок действительно приходит в определенное состояние зрелости, это нормально, и на рынок приходят все более и более консервативные игроки, которые не были готовы заходить на рынок 10 лет назад, сейчас уже понимают его емкость, риски и готовы инвестировать в него крупные суммы. Однако интерес таких игроков вступает в противоречие с интересом тех, кто уже присутствует на рынке. Это совершенно нормально.

Будущее, на мой взгляд, все-таки за профессиональными игроками рынка, за профессиональными инвесторами и профессионально построенными объектами в первую очередь в нежилом фонде со всеми необходимыми коммуникациями и серьезными инвестициями.

Рынок в любой момент времени – неодинаков. В одни моменты спрос растет, в другие – падет. Малые средства размещения, их еще на сленге называют "квартирники", как раз и обеспечивают эластичность предложения при меняющемся спросе. Если я инвестировал миллионы евро в объект и при этом столкнусь с падением спроса наполовину, то мне придется свой объект закрыть, а инвестиции свои я потеряю. Рынок должен состоять из разных игроков.

Например, в торговле крупные гипермаркеты на окраинах совершенно не противоречат более мелким магазинам в центре. Никто не предлагает, закрыть все мелкие магазины и оставить только крупные. У них у всех есть своя аудитория. Так же с хостелами и гостиницами. Давайте воткнем, воткнем в центр Москвы один большой отель на 300 тыс. мест и будем считать свою задачу выполненной. Но если завтра к нам приедет не 10, а 5 млн человек, тот этот отель разорится, если послезавтра будет 15 млн туристов, то где селить остальных?

Построить большой хостел – это год, может, и два работы с учетом проектирования, согласования, коммуникаций и всего остального. Хостел поменьше может открыться гораздо быстрее, могу пример привести с недавним нашим открытием в Ростове-на-Дону. Мы первого января 2015 года подписали договор аренды, в апреле мы открылись. Январь, февраль, март, на всю стройку, на весь ремонт, на все оборудование, это отдельно стоящее здание, это 600 квадратных метров. Это не так мало, но это и не так много. 

Однако любой более мелкий игрок, может открыться за месяц, за две недели, просто найти подходящее помещение и купить кровати. Именно мелкие игроки в данном случае как раз обеспечивают эту самую эластичность предложения, и поэтому они нужны городу. Это первый важный момент.

Второй важный момент заключается в том, что именно мелкие игроки рынка, по сути, являются начинающими предпринимателями, у которых есть шанс вырасти потом в средний и в крупный бизнес. И если мы всех придушим, и не дадим никому возможности попробовать себя в каком-то деле, мы перекроем один из каналов развития предпринимательства. Не у всех 10 млн долларов на открытие хостелов.

Андрей Рябов / Hotelier.PRO: Если законопроект в нынешнем его виде будет принят, то действительно 75% хостелов уйдут с рынка? Есть ведь и такие цифры.

Дмитрий Сельков / ID Hostel: Здесь два момента. Насчет 75%, это, наверное, скорее, небольшое преувеличение, в том числе со стороны хостельеров, все-таки ситуация нагнетается с обеих сторон. В большей степени это касается трех регионов. Это Санкт-Петербург, где даже больше 75% объектов находятся в жилом фонде, это Москва: здесь, на мой взгляд, 50-60%, и это, безусловно, Крым. В остальных регионах, в которых мы работаем – это Ростовская область, Краснодарский край, доля жилого фонда меньше, но все равно очень значимая – до 50% рынка. Пострадает ли рынок? Это однозначно. Придется выбирать: либо закрыться, либо продолжать работать в условиях полной нелегитимности.

Хотя позиция депутатов Госдумы, которая была озвучена на парламентских слушаниях 9 февраля, заключается в том, что и сейчас такое размещение запрещено. Диалог у нас не получился потому, что с их точки зрения обсуждать нечего. Нам просто сказали, что мы находимся вне правового поля.

Как себя поведет каждый отдельный хостельер, какое решение он примет – уйти ли в тень, продолжить работу, снять вывеску, тем не менее, продолжить и как себя поведет турист, который поймет, что ему ехать-то, в общем, некуда и надо ли ехать в какие-то нелегальные средства размещения, это очень сложно прогнозировать. То, что это повлияет и повлияет отрицательно, это однозначно, иначе бы мы с этим не боролись.

Андрей Рябов / Hotelier.PRO: А перевод жилых помещений в нежилые – это не выход для хостелов? Или может быть, просто перенести их в какие-то недорогие помещения, а не строить с нуля? Насколько вообще это сложно?

Дмитрий Сельков / ID Hostel: Чисто технически это не очень сложно. Есть нюансы всегда. Дьявол кроется в деталях. Во-первых, очень спорна позиция, что люди должны фактически жить в нежилом фонде. Я не являюсь профессиональным юристом, я не готов давать экспертную оценку, но, как минимум, обоснованных, аргументированных точек зрения несколько. Начиная от того, что люди должны жить только в жилье и Жилищный кодекс запрещает проживание людей в нежилом фонде, заканчивая тем, что это бизнес, это производство, а любое производство должно быть только в нежилом фонде. Это первый момент.

Второй момент. Налоги в нежилом фонде совершенно другие. Это и налог на имущество, и суммы коммунальных платежей. Здесь, кстати, интересный момент заключается в том, что коллеги из Госдумы, ссылаются на то, что хостельер, который остается в жилом фонде, недоплачивает бюджету и ресурсоснабжающим организациям. Платит как бы льготную ставку, которую платят обычные жители. Для меня является загадкой, почему являются проживающие в хостеле не являются такими же жителями.

Чисто экономически я могу привести конкретные цифры. В Москве у меня крохотный хостел на 80 квадратных метров. Я плачу коммунальные платежи в районе 10 – 15 тысяч рублей в месяц, обманывая, как считают некоторые коллеги из Госдумы, ресурсоснабжающие организации. В Ростове-на-Дону у нас 600 квадратных метров, отдельно стоящее здание, нежилой фонд. Я плачу 45-50 тысяч коммунальных платежей. Разница в площади почти в 10 раз, и я со своей льготной ставкой для жителей плачу всего лишь в три раза меньше коммуналки, чем в нежилом помещении площадью в 10 раз больше. На мой взгляд, здесь какой-то элемент манипуляции. Это больше сообщение, направленное на жителей. Вот смотрите, они пользуются вашими благами за ваш счет, наживаются. 

Второй момент, большинство хостелов, расположенных в жилом фонде, находится не на первых и не на вторых этажах многоквартирных домов. А перевод в нежилой фонд возможен только в том случае, если под тобой – нежилое помещение. То есть выдвигая требование о переводе хостела в нежилой фонд все понимают, что это требование для большинства хостелов так или иначе невыполнимо. Вот в этом, может быть, так же причина такого предложения – это то же самое, что предложить просто закрыться таким хостелам, их большинство.

Такая же картина с предложением заручиться согласием всех жителей дома. Я не буду даже брать экстремальные случаи, например, в доме, где расположен мой хостел, 1100 квартир. Это дом-корабль на Тульской. Там 10 подъездов, примерно по 1100 квартир. Там примерно 3-4 тысячи человек проживает. Я должен собрать 4 тысячи подписей с жителей? Как это вообще это касается жителя подъезда, который находится вообще в совершенно другом конце дома? От одного конца дома до другого – троллейбусная остановка. Я должен спросить жителя на расстоянии троллейбусной остановки от меня, не против ли он, чтобы я размещал хостел?

Совсем запретить – как-то не очень красиво звучит, а вот мы же не запрещаем, разрешаем, но давайте вы заручитесь поддержкой всех жителей дома. Конечно, это экстремальный случай, 1100 квартир. Но ты попробуй обойти хотя бы 100 квартир, обязательно найдется тот, кто против. Его вообще это не интересует, это не касается, он этого хостела в жизни не видел, там все в порядке. Но к нему пришли и сказали: у тебя сейчас здесь откроется хостел. Он будет хороший, там не будут курить, распишись, что ты не против. Какая нормальная реакция нормального человека? Я бы первый не стал подписываться непонятно под чем.

Андрей Рябов / Hotelier.PRO: Парламентские слушания – это еще не закон, да и законопроекты, даже принятые в первом чтении, нередко зависают на неопределенный срок. Каков Ваш прогноз, удастся ли найти компромисс, ведь единого тренда на закрытие хостелов нет?

Дмитрий Сельков / ID Hostel: Единого тренда на закрытие нет. Вообще для внесения любого законопроекта надо собрать несколько отзыва, в том числе отзыв от Правительства РФ. Правительство – орган неоднородный. В нем есть Минэкономразвития, Минкультуры и Минстрой, который выступает за запрет хостелов в жилых домах. Мне лично непонятно, какое отношение вообще Минстрой имеет к хостелам, но это одно из ведомств, которое свою позицию четко обозначает. 

Когда закон был внесен, и ожидалось еще в сентябре получить отзыв официальный правительства на этот законопроект, но он так и не сформулирован. Именно поэтому и переносилось рассмотрение. А не получен он по одной простой причине, потому что Минэкономразвития и Минкультуры против. Внутри правительства нет единой позиции, с Минстроем они договориться не могут, поэтому отзыва правительства нет.

Принимать законопроект без отзыва правительства – означает проигнорировать позицию высшего органа исполнительной власти. Депутаты Госдумы, проигнорировав позицию правительства, просто потому, что она не сформулирована официально, получат довольно серьезных оппонентов. Поэтому я думаю, что они рисковать так не будут и попытаются получить хоть какой-нибудь отзыв, а отзыв в данном случае я прогнозирую, что все-таки в правительстве есть, и формулируют его профильные министерства. 

Если будет получен отрицательный отзыв правительства, очень сложно будет реально рассчитывать на то, что закон будет принят в хоть каком-то виде, пусть даже сильно отличающемся. Но попытки такие будут, однозначно. Возможно, будет применена обычная стратегия: давайте в первом чтении примем как есть, а во втором все облегчим, разрешим то, сделаем все максимально, чтобы было всем хостельерам было комфортно. Это нормальный инструмент – уловка. Например, давайте внесем сейчас без правительства, а ко второму чтения дождемся отзыва правительства, и там все необходимое внесем. Очень часто это приводило к тому, что законы принимались в первоначальном виде. 

Наверное, такие попытки будут. Насколько они будут успешными, я не знаю. Но на мой взгляд, ощущение, что позиция правительства России по отношению к этому закону скорее отрицательная. Отрицательное заключение дал и общественный совет при Президенте. Конечно, законы у нас пишут законодатели, но фактически мы понимаем, что исполнительная власть исторически в России сильнее. Учитывая, что исполнительная власть скорее склоняется против этого законопроекта, я оцениваю вероятность его принятия, как очень низкую.

В заключение, хочу подчеркнуть один момент. Я не выступаю ни как ярый сторонник, ни как ярый противник этой инициативы, просто как владелец сети хостелов, лишь 15% номерного фонда которого находится в жилом фонде. Однако те, для кого это критично, сформулировали конкретные и дельные предложения, которые способствовали бы развитию ситуации в позитивном русле.

Нам говорят, что жители жалуются на шум, грязь, на то, что не платят за лифт. Но вот пример моего хостела – у меня жалоб ноль, я плачу за лифт, я поставил домофон, у меня охрана, и я мою подъезд. Они нам говорят, что мы – исключение. Вот предложения хостельеров заключаются в том, чтобы определить при выполнении каких условий, каких правил и норм, он может иметь хостел в жилом фонде. Пока это предложение не услышано законодателями, но для развития рынка имеет смысл его обсуждать и продвигать.

Напомним, что редакция Hotelier.PRO проводит круглый стол в прямом интернет-эфире на тему "Хостелы - быть или не быть? Российское законодательство и будущее малых средств размещения", который состоится 17.02.2016 в 16.00 по московскому времени. Участие бесплатно, регистрация - по ссылке: http://hotelier.pro/events/list/hostel

Чтобы всегда оставаться в курсе новостей и событий гостиничной индустрии, а также следить за обновлениями на Hotelier.PRO – подпишитесь на еженедельную рассылку. Это бесплатно.

Материалы, близкие по теме

СПЕЦИАЛЬНОЕ ВИДЕО В ТЕМУ:

Наверх